Три директора

В ноябре специалисты фонда «Дорога жизни» побывали в трех учреждениях Амурской области, где живут и проходят реабилитацию дети с особенностями развития и поговорили с их руководителями.

Дом ребенка: откуда берутся дети

Светлана Набадчикова пришла работать в Специализированный дом ребенка г. Благовещенска 30 лет назад, сразу после мединститута по распределению.

Тогда дети, прежде чем попасть в дом ребенка, по полгода проводили в больницах на карантине. Группы были большие, по 10-15 человек, а воспитанники всех женщин встречали криком: «Мама!». Теперь дети, научившиеся говорить, чаще всего зовут директора «Света» или «Николаевна».

 Светлана Набадчикова.JPG

«Моих первых подопечных я до сих пор помню по фамилиям, сейчас этим детям уже по 30 лет. 

Я не скажу, что у нас плохо, но учреждение — это не семья, какие бы мы условия ни создавали. Ребенку нужны заботливые руки, нужна мама. Если он находится у нас год, я считаю, что это уже долго. 

Мы любого ребенка стараемся устроить в семью и 30 лет назад, и сейчас.

Возвраты у нас чаще всего бывают из кровной семьи, некоторые дети поступают по три раза.  Я — член консилиума по работе с семейным неблагополучием. И вижу, что дети попадают в учреждение в каких-то вопиющих случаях, например, их изымает полиция по заявлению соседей, когда мама ушла в загул.

Помню одного малыша, которого изымали повторно — в квартире его родителей вместо кровати было какое-то кресло, а сам ребенок был голый. А ведь когда мы его передали родителям, у него уже удалось сформировать основные навыки, в учреждении нам пришлось начинать все заново.

В 90-е годы к нам часто поступали практически здоровые малыши. Матери писали заявления: «У меня трое детей, кормить нечем». А сейчас много мам, которые просто не справляются.

Проблемы с детьми, у которых мамы не справились с воспитанием, возникают специфические — часто сотрудники не знают, чем накормить вновь поступившего ребенка: он отказывается от каши и супа, потому что привык питаться хлебом с чаем. 

Есть дети, которые стаскивают постель на пол, их приходится долго приучать. Многие дети к двум-трем годам не привыкли жевать пищу, поступают к нам с бутылочкой. Так было с нашим воспитанником Богданом, поэтому он сейчас, в шесть лет, все еще не может заговорить, логопед сказал, что у него слишком слабые мышцы.

Дети постарше у нас очень долго адаптируются, потому что, какая бы ни была мама, это мама, а у нас — учреждение.

Мы хотим открыть для таких проблемных семей отделение ранней помощи. Сейчас идет реорганизация, дом ребенка преобразуется в реабилитационный центр. У нас будет группа, в которой будут жить мамы с детьми, попавшие в трудную жизненную ситуацию, к помощи таким семьям будет подключаться соцработник. Мы планируем оказывать помощь 10 таким мамам в год.

Радует, что приемные родители сейчас не боятся брать детей даже серьезными заболеваниями. 

Например, осенью от нас забрали ребенка со СМА, семья для него нашлась в Москве. Перед тем, как попасть в семью, ему оформили получение специального лекарства лекарство, оно появилось совсем недавно и стоит очень дорого. Эта семья из Москвы присылает нам фото: малыш уже научился сидеть и ползать.

В этом году от нас 10 детей переведены в Малиновку, это самые тяжелые дети, для которых приемных родителей найти не удалось».

Интернат в Малиновке: уходим от казенщины

В 2024 году интернату в поселке Малиновка под Благовещенском исполнится 65 лет. В 2017 году здесь кроме обычных для подобного учреждения отделений открылось отделение социальной реабилитации. Семьи с особыми детьми от 3 до 18 лет могу пройти 12-дневные курсы реабилитации.

Это учреждение произвело большое впечатление на сотрудников фонда «Дорога жизни» во время скрининга. Здесь очень многое делают для реабилитации воспитанников, лежачих стараются поставить на ноги, развивают навыки самообслуживания. Сотрудникам интерната интересно узнавать о самых передовых методиках и проходить обучение, они выразили готовность делиться опытом с коллегами из других регионов.

Анна Антошина, директор Малиновского социально-реабилитационного центра, родилась и всю жизнь живет в Малиновке. Директором она стала в 2023 году, выиграв конкурс на замещение должности. До этого — была главой сельсовета, а еще раньше — учителем в местной школе.

М (2).png

«Интернат за забором я помню с детства. Это единственное крупное учреждение в поселке. Моя мама отработала здесь медсестрой почти 30 лет.  

Три деревянных корпуса, один кирпичный.  Воспитанники в одинаковой одежде с печатями, Мы часто видели их на улицах поселка, жители гоняли из своих садов и с огородов. 

Изменения в интернате — заслуга руководства. От казенщины стали уходить. И педагогам, и медикам захотелось приблизить уровень жизни и детей к домашним условиям. Инициатива исходила от министерства соцзащиты. 

0DSCN9956.JPG

Коллектив Малиновского интерната на встрече со специалистами фонда «Дорога жизни»

Стали появляться оборудованные кабинеты, применялись новые технологии. И возник запрос на помощь детям, живущим в кровных семьях — идеально, если дети с особенностями здоровья не попадают в интернат, а остаются дома, самый мотивированный реабилитолог — мама.

В 2017 году приказом Министерства соцзащиты на базе интерната создан реабилитационный центр. Это отвечало желанию сотрудников, они хотели на работе развиваться, а не выгорать. 

Интернет позволяет учиться, находить новые возможности. Педагоги стали делать развивающие уголки, им хотелось дать что-то детям, чему-то научить. 

 Так появился кабинет Монтессори, один из первых профильных кабинетов. Потом педагоги стали ездить на учебу. Недавно у нас появился собственный специалист по АВА-терапии.

Хочется, чтобы у наших детей была возможность самореализации. Не получилось  рисовать и вышивать — пошел выпиливать лобзиком, или песни петь. У каждого ребенка есть потенциал и хочется, чтобы он себя проявил. 

В нашем интернате накоплен значительный опыт по работе с особыми детьми. И насколько я понимаю, в области нет другого подобного центра, который берет  детей с тяжелыми нарушениями интеллекта, поведения.

В нашем учреждении есть и фельдшер, и медсестра, и психиатр, и терапевт. И даже стоматолог. Вы можете заметить, что зубки у наших воспитанников хорошие.  Конечно,  ведь у нас бесконечные осмотры и своевременная помощь. Дети к этому привыкают и не боятся стоматолога. 

Не возникает необходимости лечить зубы под общим наркозом, потому что это знакомый доктор, ему ребенок доверяет. И родители привозят детей на реабилитацию в том числе, чтобы вылечить зубы. 

Очень радостно, когда наши педагоги применяют новые методики на практике. Когда ребенок, у которого раньше были только стереотипные движения, заинтересовался машинкой — это победа.

 Недавно одна семья вернулась домой после реабилитации, мама мне скинула видео: ребенок первый раз в жизни отнес на место обувь, до этого бросал ее, даже если давали в руки.

Есть семья, которая постоянно приезжает с 2017 года. Папа говорит, мы приезжаем, две недели проходит, вроде бы ничего нет, а потом — резкий скачок в развитии». 

Детский дом: доступная среда и социализация

Сотрудники Благовещенского детского дома большое внимание уделяют лечению, реабилитации и адаптации детей, они стараются, чтобы дети, которые нуждаются в  высокотехнологичной медицинской помощи, вовремя ее получили, а еще в учреждении создана доступная среда.

Елена Вандышева.JPG

Елена Вандышева, директор Благовещенского детского дома, работает тут десятый год:

«По специальности я учитель русского языка литературы, по второму образованию – психолог, педагогический стаж больше 24 лет.

Детский дом работает с 1997 года, но раньше здесь не было ни доступной среды, ни детей с инвалидностью. Нужно было делать ремонт и менять систему работы. 

Я пришла сюда в 2014 году, когда было принято решение открыть на базе детского дома отделение социальной реабилитации. Из других учреждений должны были привести сюда детей на колясках, чтобы они могли проходить здесь медицинскую реабилитацию.

Это было непонятно и даже страшно. Самая большая проблема была в том, что здание  не было адаптировано. Но нам выделили средства и мы буквально за два месяца оборудовали одну группу — увеличили проемы, убрали пороги, закупили оборудование.  Мы хотели, чтобы дети были вместе, для этого нужна была адаптивная среда. Наши педагоги прошли курс повышения квалификации. 

Мы полностью адаптировали здание: установили лифт и уличный подъемник, сделали поручни, расширили приемы в кабинетах, уложили плитку чтобы удобнее было передвигаться на коляске. Изучили всю тему доступной среды. У нас есть паспорт доступности объекта — первый класс доступности. Благодаря поддержке благотворительных фондов получили много специального оборудования. 

Было непонятно, как дети, которые живут в детском доме, примут новичков с инвалидностью. И когда мы начали проводить с детьми беседы, рассказывать, оказалось, что детей наши взрослые страхи не пугают. Когда привезли первых девочек в колясках, наши мальчишки просто взяли их на руки и занесли на второй этаж. Новые дети быстро влились в коллектив, это было для нас неожиданно.

Социализацию детей мы начали с простых действий. Мы решили, что для начала им нужно привыкнуть к людским взглядам. И мы их начали просто возить на набережную гулять, водили в кафе. Кто-то удивлялся, кто-то умилялся, кто-то помогал, потом все привыкли, привыкли и дети.

Потом мы начали приобщать детей к спорту. Сначала дети занялись бочче, потом парабадминтоном. 

Наши девочки выехали сначала на региональное соревнование в Хабаровск и сразу заняли первое место. Потом они в течение 4 лет ездили то в Москву, то в Хабаровск.

В этом году наша выпускница Даша Мелехова представляла Амурскую область на всероссийских соревнованиях. 

Наши выпускники получают высшее образование, занимаются спортом, становятся успешными людьми. Многие стали педагогами. Виталий работает в золотодобывающей сфере, он был не самым простым подростком, и мы рады, что он нашел себя.  Еще одна выпускница, Лерочка, окончила 11 классов, поступила в Амурский государственный университет. Она играла в волейбол, сейчас работает тренером по фитнесу. 

Когда я пришла сюда работать, ночью оставался один воспитатель, поэтому я часто ночевала здесь. Сейчас регламент изменился, дети больше не остаются тут одни, но я до сих пор тут часто ночую. Мои собственные дети мои к этому привыкли, потому что в школе я также пропадала. 

Я люблю, когда мой детский дом первый, потому что мы вложили очень много сил, нам есть чем гордиться, у меня талантливые педагоги. 

Мы мечтаем о том, чтобы наш детский дом превратился в полноценный реабилитационный центр, чтобы здесь хорошая бригада врачей, свой психиатр, ортопед, невролог. Слова "детский дом" осталось только на вывеске, мы называем его просто домом».

29.12.2023










Им нужна помощь
Лёне уже 19 лет, это значит, что в будущем его ждал бы психоневрологический интернат. Но у нас появился шанс сообщить всем хорошие новости, и сейчас мы не хотим упустить его.
Собрано
45 248.63 ₽
Цель
129 000 ₽
Новая жизнь для Лёни
У Сережи скоро день рождения, ему исполнится 16 лет. И для него нет лучшего подарка, чем – сделать свои первые шаги.
Собрано
21 466.57 ₽
Цель
238 000 ₽
Лучший подарок для Серёжи
У Коли очевидный генетический синдром. Таких малышей называют «солнечными», но Коле его особенность принесла много боли. 
Собрано
119 554.81 ₽
Цель
211 140 ₽
Коля идёт вперёд
Ровесники Богдана осенью пойдут в первый класс, а кто-то уже сидит за школьной партой, но у нашего мальчика – другая история.
Собрано
61 768.00 ₽
Цель
105 600 ₽
Богдан на пути к верному диагнозу